Мистер Сетокан

 

Канадзава Хироказу (Каназава, Hirokazu Kanazawa, род. 3 мая 1931г.) — глава крупной международной организации «Международная Федерация Каратэ Сётокан» (SKIF), 10 Дан. Одна из самых известных фигур в мире карате. В прессе о нем часто говорят как о «величайшем действующем мастере каратэ» и «величайшем бойце всех времен».

 Легендарный японский мастер каратэ-до стиля Сетокан. Родился в 1931 году, в префектуре Иватэ. Отец Канадзавы руководил артелью рыбаков, в которой было более 300 человек. В этой рабочей семье было 5 сыновей. Хироказу был самым старшим из них. Изучать каратэ он начал, по японским меркам, относительно поздно.

 Когда мальчику исполнилось 11 лет, он подрался с одноклассниками, а потом отец одного из них дал ему подзатыльник. Этот папаша весил более 100 килограммов, и от удара маленький Харокадзу упал без сознания. С этого дня и до поступления в университет, он всегда слышал шум в ушах. Хирокадзу решил отомстить. Он решил стать очень сильным и вернуть полученный удар. Он попросил отца купить ему ударный мешок, который он наполнил песком. После этого мальчик начал ежедневно тренироваться. Этим тренировкам он отдавал все свободное время. В такой тренировке он провел 5 лет, думая только о мести. После школы он поступил в училище в Мияко, где начал играть в регби, чтобы набрать необходимый вес и силу. По вечерам он дополнительно тренировался в клубе дзюдо полиции города.

 Через несколько лет он был готов к мести, но его обидчик уже узнал о готовящемся возмездии и каждый раз ловко уклонялся от встречи. В 19 лет Канадзава приехал в Токио для поступления в университет Нихон, где был сильный клуб каратэ. Однако Канадзава хотел заниматься не в сильном, а в самом лучшем клубе. Он нашел его в университете Такусёку, где и начал тренироваться в 1951 году. Этот клуб славился жестокостью своих тренировок и суровыми законами. Тренировки проводил сам Фунакоши, а его помощником был Накаяма Масатоши.

Канадзава был одним из самых талантливых учеников мастеров Фуеакоши и Накаяма. Всего через 1,5 года он получил свой первый дан. В 1954 году Канадзава начал тренироваться в хонбу додзе JKA. В 1956 году закончил университет Такусёку, а еще через год стал инструтором каратэ в JKA.

 В 1957 году Канадзава побеждает в соревнованиях по кумитэ на Первом чемпионате Японии по каратэ, организованном JKA. Известно, что перед чемпионатом Канадзава сломал правую руку, но не отказался от выступления, чтобы не огорчать маму, которая приехала, чтобы поболеть за него. В 1959 году Канадзава вновь стал чемпионом в кумитэ и ката. Став знаменитым чемпионом, объехал весь мир, как представитель JKA.

 В 1960 году началась его блестящая карьера международного инструктора Шотокан каратэ-до. В 1961 году Канадзава был присвоен 5 дан, и он поехал в Европу, где стал главным инструктором ФРГ. В 1966 году получил 6 дан.

 В 1971 году Канадзава присвоен 7 дан, и он был назначен главным инструктором международного отдела JKA. В 1972 году ему была поручена подготовка команды Японии к выступлению на втором чемпионате мира WUKO в Париже. Внезапно его блестящая карьера оборвалась.

 Его разрыв с JKA и создание собственной независимой организации вызвали множество споров. И сам Канадзава и JKA говорили, что причиной этого разрыва были разногласия в спортивной политике, но дело было не только в этом. Канадзава всегда стремился к сохранению традиций и возрождению духа будо в каратэ, но при этом он был готов к экспериментам и не уважал запретов.

 Разрыв произошел в декабре 1977 года. Авторитет Канадзава был столь высок, а его политика столь привлекательна, что его организация стремительно росла, и в настоящее время в ней состоят 1,7 миллиона человек в 72 странах мира! И это при том, что самому Канадзава тоже не удалось избежать проблемы раскола — 1 июня 1990 года от него ушел страший инструктор Касуя Хитоши, который с группой других инструкторов создал собственную организацию — Мировую Федерацию Шотокан Каратэ-до (WSKF)

 Канадзава, еще в молодости, получил прозвище «Мистер Сетокан» за свою блестящую технику и на сегодняшний день является одним из опытнейших мастеров. Надо заметить, что в свое время он удивил многих, начав изучать Тай-цзи-цюань под руководством китайских мастеров, и особенно плотно разрабатывая тему мягкости в каратэ-до.

 

Интервью с Канадзавой Хирокадзу

 

— Многие занимающиеся каратэ считают вас мятежником. Почему?

 — Я не знаю. Каратэ, которое я преподаю, является продуктом более чем тридцати лет духовных и физических исследований в области применения боевых искусств. Возможно, из-за моего увлечения тай чи и кобудо некоторые каратисты смотрят на меня иначе. Также благодаря моему личному восприятию каратэ я преподаю для всех, не только для молодых и сильных. Для меня каратэ не имеет предела. Я всегда говорю, что каратэ является формой самоуправляемого терапевтического массажа. Это не просто вид спорта.

 

— Как вы начали заниматься тай чи?

 — Во время моего пребывания на Гавайях, но занятия не носили регулярный характер. Позже я встретил г-на Янга, члена клана Янг, практикующего тай чи. Это очень известный человек, и, вероятно, его организация является лучшей в Японии. Я познакомился с ним, когда вернулся в JKA для изучения каратэ. Мне показалось, что он занимается каким-то другим видом боевых искусств, но он не сказал мне чего-либо. Потом оказалось, что он был мастером тай чи. Я начал заниматься у него в 1957 году и до сих пор не перестаю.

— У вас есть квалификация в тай чи?

 — В тай чи Янг существует лишь 7 степеней, и у меня высшая. Я получил эту квалификацию много лет назад.

 — Помогло ли вам тай чи развиться и лучше понять ваше каратэ?

 — Я не занимаюсь тай чи не ради самого тай чи, а для каратэ. После начала занятий я начал понимать, как охранять и укреплять здоровье, разум и дух. В самом начале тай чи было для меня очень сложным, я не мог избавиться от перенапряжения и заставлял себя расслабить все мышцы. Знаете, я пытался совместить тай чи с каратэ, что неправильно. Этот тип тренировки очень важен в каратэ, но лишь в случае 50–60 ударов в полную силу каждой рукой. Очень важно развивать мощь, скорость и кимэ. Я помню, как вывихивал свои суставы на занятиях. Однажды я пошел к доктору, который заживил все травмы и перебинтовал мои руки! Мой сэмпай пинком вышвырнул меня из додзё!

 

— Вы изменили каратэ, что преподаете?

 — Нет, но я пытался вернуться к его корням. Не у кун фу, а к кон фу. Кон фу — оздоровительные упражнения для разума и тела. Дарума разработал дзен-упражнения для развития внутренней силы. Это очень тяжелая тренировка, и ученики не должны останавливаться, иначе они никогда ничего не поймут. История знает примеры, когда оздоровительные упражнения использовались в качестве самообороны. Я не изменял каратэ, а просто держал его в рамках исторических традиций.

 

— Почему многие каратисты сталкиваются с проблемами в поясничном отделе позвоночника?

 — Главная причина — недостаточное внимание к своему здоровью. Большинство занимающихся ограничивают заботу о себе во время тренировок. Необходимо принимать соответствующие меры предосторожности задолго до возникновения проблемы. Занимаясь каратэ, как машина, без надлежащего расслабления, правильных положений и дыхания, можно вызвать проблемы. Вот почему мое каратэ является комплексом упражнений для восстановления и поддержания здоровья. Каратэ должно улучшать здоровье, а не вредить ему.

 

— Что вы думаете о включении каратэ в программу Олимпийских игр?

 — Спорт хорош до тех пор, пока расценивается как развлечение, которое всегда можно оставить, чтобы вернуться к будо каратэ. Сами по себе соревнования вредят искусству, т.к. приводят к недопониманию. Спорт открыт и доставляет удовольствие. Заниматься же каратэ далеко не всегда приятно, поскольку всегда трудно делать правильные вещи. Каратэ занимаются для себя. В спорте мы побеждаем соперника, в каратэ — самого себя. В будо хороший исполнитель ката должен быть хорошим бойцом. Для реализации духа будо необходимо быть хорошим как в ката, так и в кумитэ — обе стороны должны быть изучены. Очень важен баланс позитивного и негативного. Хорошие вещи всегда приходят парами. В спортивном каратэ каждый может быть хорош только в ката или кумитэ. Ката должны производить впечатление судей, но в то же время не может быть изменена эстетика для создания декораций.

 — Считаете ли вы, что для изучения каратэ очень важно поехать в Японию?

 — Не для техники, а для философии, отношения и духа.

 — Какие пункты преподавания являются наиболее важными для вас?

 — Дыхание, перемещения и своевременность, но все же дыхание в первую очередь. Первое, что мы делаем в этом мире, это дышим; но 90 процентов населения не знает, как дышать правильно. Есть дышать неверно, тело и разум будут также работать плохо. Существует очень сильная взаимосвязь. Контролируя свой дух дыханием, вы должны всегда думать и пытаться изучать этот жизненно важный аспект, т.к. дыхание является центральной частью жизни. Я всегда выделяю философский и оздоровительный аспекты каратэ, а также пытаюсь объяснить причины, стоящие за техникой. Например, когда я преподаю цуки, я не демонстрирую удар на ком-либо, я связываю движение с животом человека, его центром. Я объясняю, что во время цуки необходимо держать голову прямо, т.к. это восстанавливает здоровье благодаря доставке в клетки головного мозга крови, обогащенной кислородом. Используя правильное дыхание, хара, концентрация и удар создают небольшую вибрацию в позвоночном столбе, который связывается с мозгом и производит эффект массажа. Помните, что базовые движения должны благоприятно сказываться на здоровье; в противном случае они причиняют вред жизни человека. Я могу привести пример. Исполнение фумикоми в ката тэкки изгибает основание позвоночника, являющееся нервным центром, стимулирующим внутренние органы. Двести лет назад быть буши было нормально. Это значило быть сильным, не заботься о своем здоровье и о чем-либо другом, т.к. были постоянные бои на смерть. Каждый должен был быть сильным и не бояться столкнуться лицом к лицу с повседневной жизнью. Теперь многое изменилось в обществе, и гораздо важнее быть здоровым как физически, так и душевно. Мы должны быть дружелюбны, сохраняя при этом дух бусидо.

 

— Изменило ли понимание дыхания вашу физическую технику?

 — Да. В самом начале я не уделял должного внимания дыханию, придерживался силового стиля, что вполне естественно для молодого человека, поскольку в этом возрасте много силы. Однако со временем я понял, что победить можно, используя лишь 60 % мощности; нет необходимости использовать 100 %, если у вас хорошая техника. Если я использую 60% правильно, оставшиеся 40 % я беру у своего противника и использую против него, и в итоге 100 % приведут к большим повреждениям. Этот метод является результатом моего изучения тай чи.

 

— Изменили ли вы базовую технику каратэ?

 — В действительности, нет. Хотя мой цуки претерпел некоторые изменения по сравнению с молодыми годами, но это случилось подсознательно. Я не думал об этом, все развилось само собой. Сейчас у меня двойное кимэ: физический фокус и скоростной фокус, который дает больший шок. Я не осознавал того, что делал, до тех пор, пока мне не указал на это Мацуда Рюти, очень известный мастер китайских боевых искусств. Он упомянул, что мой удар используется в китайском кэмпо, но я и не подозревал об этом. То же самое случалось и с другими аспектами. Например, многие считают, что я изменил ката, но я никогда не делал этого. После пяти лет занятий ката два человека могут исполнять одно и то же движение и выглядеть со стороны одинаково; однако после десяти лет возникают различия. Они могут думать, что делают одно движение, но, поскольку их тела, темпераменты и мысли различны, вполне естественно, их ката будут отличаться.

 

— Как вы относитесь к видам спорта а-ля «полный контакт»?

 — Существуют школы, где занимающиеся сразу же начинают практиковать свободный поединок. В этом случае ожидается быстрый рост, но никак не высокий уровень. Дело в том, что, если не в полной мере освоить базовую технику, станет невозможным достичь высочайшего уровня в боевых искусствах. Многие не понимают назначения и применения базы. Знаете, каратэ «в полный контакт» похоже на западный бокс: что-то хорошо, что-то — не очень. Если вы молоды и сильны, то это очень хорошо для вас, однако, для пожилых людей и детей это не так хорошо. Кихон представляет собой базовую технику, а ее тщательная отработка научит ваше тело сразу понимать, что требуется в реальном поединке. Идея в том, чтобы слить воедино тело и разум. Важно уметь исполнять движения, не задумываясь о них. Это и есть главное значение и цель кихона.

 

— Вы в прекрасной физической форме. Как вы тренируетесь?

 — Если бы я тренировался столько, сколько того желаю, то был бы в гораздо лучшей форме. Но иногда это невозможно из-за встреч, посетителей, бизнеса и т.п. Я считаю, что хороший каратист должен развивать как тело, так и ум, поэтому я учусь и много читаю. Это дает занимающемуся очень сильное качество — сбалансированный характер. Как и в еде, я думаю, что многое зависит от отношения. Если вы едите что-либо и думаете, что это нехорошо для вас, то ваш организм не станет усваивать это соответствующим образом. Если же вы едите с мыслью, что это здорово для вас, то получите что-то позитивное из этого. Я также думаю, что хара помогает организму лучше усваивать пищу.

 

— Занимаетесь ли вы в тренажерном зале?

 — Нет, но это может быть полезным для других людей. Существует отличный тренировочный инвентарь, но важно знать, как им пользоваться. Очень важно понимать, что с возрастом тело меняется, и мышцы теряют силу. Невозможно всегда быть физически сильным. С определенного момента необходимо начать развивать силу внутренних органов. В пожилом возрасте энергия духа составляет ваше каратэ.

 — Вы упоминали, что в кумитэ очень важно гармонировать с противником. Что это значит?

 — Я знаю, это очень трудная для понимания концепция, поскольку занимающийся должен испытать это на себе. Основная идея — установить гармонию с самим собой, дыханием, движениями, энергией. Это приведет к гармонии с противником. В этом виде гармонии ваш противник не сможет найти хорошую возможность для атаки, ему будет очень сложно одолеть вас. Только тогда вы будете способны использовать и комбинировать сэн но сэн и го но сэн. Вы должны работать в гармонии с противником, а не против него.

 

— Что бы вы посоветовали занимающимся каратэ?

 — Я бы хотел видеть, как они работают над пониманием настоящего духа каратэ — контролем дыхания и развитием хары. Это очень сложно описать словами, но можно найти и испытать на себе. Моя философия — быть искренним по отношению к себе и другим. Я могу откровенно сказать, что ничего не боюсь, даже смерти; я говорю об этом без большого мнения о себе. Я просто делаю все, чтобы умереть удовлетворенным. Я считаю, что причина, по которой люди так боятся смерти, заключается в том, что они желают завершить многое несделанное, они чувствуют свою жизнь неоконченной. Соревнования — это неплохо, но занимающийся должен понять, что это больше, чем просто спорт. Обычно участники разочаровываются, когда проигрывают, но они ничего не понимают кроме этого, что победа — это все. Такие люди очень опасны для общества, т.к. кроме себя они никого не уважают. Если вы уважаете противника, то никогда не начнете войну против него. Все связано с каратэ. Настоящее будо полезно для общества.

 

— У вас есть секреты в каратэ?

 — Единственный секрет — упорные тренировки. Когда я начинал заниматься, первый год включал в себя много бега. Додзё в университете Такусёку было так мало, что проигравший забег устранялся из класса! Это строило дух. Вы должны понимать, что истинная цель тренировок — совершенствование искусства каратэ; каждый должен развивать настойчивость, терпение и воображение, чтобы продолжать занятия после взлетов и падений в додзё. Это и есть истинный дух

 

вернуться